helvene
Реальность плыла перед глазами, изгибаясь причудливыми формами и накреняясь то вправо, то влево, будто он был пьян. Тело слушалось как одолженное чужое, а ноги сами несли его вперед, подкашиваясь. Каким-то чудом каждый раз он успевал поймать руками стену дома либо водосточную трубу, и пару раз - что-то склизкое и мягкое. Его куда-то вели, и он понимал, что отставать ни в коем случае нельзя: провожатый не будет искать, где остался человек в помутненном состоянии рассудка.

Непривычно, не как при обычной головной боли, ныл череп -будто его приложили по голове чем-то тяжелым. Со лба на глаза сползала неумело сделанная повязка из многих слоев бинта; а руки слушались его едва ли лучше, чем ноги, и он и не делал попыток ее поправить. Провожатый остановился и не сильно любезно велел поторапливаться.

В глазах уже совсем темнело, когда его остановили тычком и усадили около стены. Веки тут же опустились, как налитые свинцом. Рядом кто-то разговаривал, до его слуха долетел только обрывок фразы.

"Билет на Араан."

Три прозвучавших слова отдались резкой, почти физической болью. Ему жизненно необходим билет на Араан. Сама мысль о том, что его до сих пор там нет, была настолько невыносима, что затмевала все: и непослушность тела, и ноющую боль. Она возвращала недосягаемую еще минутой раньше целостность, ненадолго к нему в полной мере вернулось ускользающее сознание.

Надолго его в покое не оставили. Небрежный, но болезненный пинок вернул тело и рассудок к реальности.

- Подымайся!

Каким-то образом ему это все-таки удалось.
На этот раз его провожатый был куда менее любезен. Тычки и пинки следовали сразу, стоило ему только запнуться или потерять равновесие. Бинт окончательно сполз со лба на глаза. Судя по количеству поворотов, сейчас они шли другим маршрутом, но попытка запоминать его безнадежно провалилась - да и был ли в этом смысл? Он не считал, сколько прошло времени, когда голос его сопровождающего велел садиться. Последовала еще пара пинков, требований подвинуться, после чего тот же человек удовлетворенно сообщил:

- Все. За ветерана теперь сойдешь.

Откуда здесь есть ветераны, и почему он должен быть похож на одного из них, ни спрашивать, ни думать уже не было сил. Он молча закрыл глаза, пользуясь тем, что его наконец-то оставили в покое. Вокруг шумела оживленная пешеходная улица, сквозь слои повязки он различал звуки шагов, голоса, шорох и почему-то звон монет...

Пришел в себя он от длительного плотного прикосновения к лбу. Сразу после этого чья-то рука поправила бинты на его голове, стараясь закрепить их над надбровными дугами. Он приподнял веки.

На него в упор, с расстояния не больше десяти сантиметров смотрели два сосредоточенных зеленых женских глаза. Пока он пытался сфокусировать зрение, сидевшая перед ним опустила взгляд, порылась в сумочке и бросила в коробку, стоящую перед ним, что-то, более всего похожее на ворох бумаг, но издавшее металлический звук при падении. Незнакомка еще на мгновение крепко прижалась к его лбу своим губами, резко встала, развернулась и пошла прочь. Отставая не более чем на несколько метров, вслед за ней двинулась группа ожидавших женщину в стороне крепких ребят. Необычная процессия за считанные минуты спустилась вниз к повороту и скрылась за ним. Распуганные ими пешеходы, разошедшиеся по краям улицы, быстро заполонили бывшую проезжую часть.

Медленно, стараясь делать это как можно дольше, он опустил взгляд вниз. Перед ним стояла потрепанная коробка, дно которой уже было покрыто мелочью. На россыпи монет лежало несколько пластиковых купюр среднего достоинства, плохо прикрывавших корпус положенного под них электроразрядного пистолета.

@темы: Араан-1, ролевое