helvene
Опрокинутый Друи автобус обнаружился километрах в пятидесяти от Керта. Штатный водитель миссии - или то все-таки был его сын? - загнал его под откос градусов в тридцать, и, возможно, под настойчивыми требованиями полиции, там и бросил. Машина стояла чуть накренившись и была частично скрыта придорожными зарослями. Команда спасателей поневоле успела вовремя. Стоило джипу притормозить рядом на дороге, пока Рем искал место, где можно было безопасно съехать на обочину, как откуда-то из-под автобуса стремглав выскочили и бросились врассыпную четыре чернокожих пацана лет десяти-двенадцати.

Алекс приподнял голову и стал всматриваться через окно в заросли, пытаясь оценить размер предстоящих работ по спасению автобуса, машинально вставляя себе в зубы сигарету, но не прикуривая ее.

- Мы как раз вовремя! - он улыбнулся, глядя на удирающих детей.

Охана открыла дверь и спрыгнула в неглубокую придорожную канаву, оказавшуюся почти прямо под порогом передней пассажирской двери. Канава, впрочем, была сухой — дождь, который вчера пророчил Рем, явно здесь еще не прошёл. Девушка с любопытством разглядывала автобус.

- Чем круче джип, - пробормотал Рем, слезая с водительского места, - тем дальше трактор.

Он прислонился к нагретому солнцем боку своего внедорожника, краем глаза следя, где Алекс соберется раскурить свою сигарету.
На автобусе, к приятному удивлению, не было заметно никаких видимых повреждений. Похоже, перед тем, как незадачливые отец и сын, не справившись с управлением, поехали в полицию, автобус просто плавно ехал по обочине в кювет, пока там не заглох.

Рем оторвался от горячего корпуса машины и подошел к Охане.

- У меня есть интересный, а главное - своевременный вопрос, - говорил он достаточно громко, так, чтоб и Алекс мог его слышать. - Кто-нибудь взял ключи?

Охана расстегнула рюкзачок.

— Вам торцевые? Разводные? Есть газовый, но не более чем на двадцать восемь. Кстати, к этой модели автобуса есть атлас, вот только докачается…

Она с укоризной посмотрела на коммуникатор.

Рем долго и задумчиво, со сдержанной улыбкой рассматривал тайонку.

- Вообще-то, - произнес он, наконец, - я имел в виду всего лишь ключ зажигания.

* * *

Тайонка сунула руку под подушку… и не нащупала там ни «дерринджер», ни «беретту». Что однозначно указывало на то, что: это не нападение на месторождение; это не месторождение; и — самое обидное — это не сон о нападении на приснопамятное месторождение.

Алекс решил воспользоваться темнотой и, оказавшись в холле, стал красться вдоль стены той комнаты, в которой что-то происходило. Он припоминал, что именно эту комнату выбрала себе Охана, и оттого ему стало не по себе. Что может делать среди ночи толпа незнакомых людей в комнате у тайонки? Вряд ли это были званные гости. Подойдя совсем близко, он увидел, что на пороге стоят несколько фигур, а в комнате собралось довольно много незнакомцев. Надо было что-то предпринять. Алекс вспомнил, что на ремне у него висел кожаный чехол со швейцарским ножом. Конечно с ним против толпы не попрешь, но можно было попробовать вот что... Гессианец раскрыл нож и бросился на самую высокую фигуру в проходе, быстрым движением взяв в залом правую руку незнакомца и подставив нож к его горлу.
Кожа на руке наощупь была неожиданно сухой и сморщенной. Шума в холле прибавилось. Фигура, на которую набросился Алекс, от захвата глухо охнула и, опомнившись, заверещала - низким, но определенно женским голосом.

И тут в холле зажегся свет.
Рем, убирая руку от выключателя, бросил раздраженный взгляд на происходящее и походя заметил:

- Вы б не нервировали почтенную даму. У вас пальцев на руках-ногах столько не сохранилось, сколько у нее внуков.

Алекс, ошарашенный криком, отпустил женщину и отошел в сторону в тот момент, когда зажегся свет. Перед ним стояла старая морщинистая негритянка, черная, как ночь за окном. Гессианец быстрее убрал нож и принялся извиняться на аврийском, так как местных языков не знал.

- Можете как-то объяснить им, что я не со зла, и объяснить мне, что они тут делают? - он умоляюще посмотрел на Рема, после чего перевел взгляд на испуганную старуху и снова попросил прощения.

Рем продолжал увлеченно беседовать с местными, хотя со стороны их разговор больше походил на громкую ругань, где одна сторона обоснованно возмущается, а другая пытается эмоционально защищаться. Что-то выяснив у незваных гостей, он повернулся к зрителям незапланированного представления.

- Алекс, уж простите, но я не знаю, как женщину, на которую вы напали с ножом, убедить, что это было с благими намерениями.

@темы: Ангера, ролевое