helvene
Напомни, сколько годов тебе, юная ведьма? Самое меньшее, что нас разделяет - десятилетие, но, вполне может статься, что и два. Время загадочно, оно есть лишь там, где бывает начало и конец, где царит не постигнутый поныне разумом порядок, а правит неизвестный доселе, но от того не менее незыблемый закон, где действо жизни течет строго установленным чередом. Но стоит лишь на толику отдалиться туда, где нет расстояний и состояний, как оно стремительно теряет известный и привычный смысл. И порой я думаю, что более не в ладах с ним.

* * *

- Пепельная?

Маг встретил ее у порога и теперь беззастенчиво рассматривал пряди, упавшие на лоб девушки, с трудом удержавшись от того, чтоб не сбросить с ее головы покрывало, прятавшее густую копну волос.

- Проходи, Пепельная, - маг посторонился, пропуская стоящую на пороге ведьму. - Внизу подождут. Там уже два года, как на меня смотрят. И на моем лице не появлялось ничего, что они не успели бы изучить.

Необычный маг появился в гильдии лет семь назад. Молод, необычайно молод на лицо для того приема, что оказал прибывшему Совет Старших, необычно изящной внешности, он сошел бы за церийца, если б его кожа не была одного оттенка с черными, как крыло ворона, волосами. Он поселился затворником в тесной башне с длинной винтовой лестницей, уходившей под самую крышу, отверг приглашение войти в Совет, не брал учеников и не участвовал в диспутах и чтениях. Лишь изредка он соглашался спуститься вниз из места своего добровольного заточения, да и делал это лишь в те дни, когда Совет посылал наверх подмастерье попроворней и посмелее. В те дни Старшие говорили особо долго, и их собрание могло затянуться далеко за полночь.
Рискнувших забраться на самый верх подмастерьев гильдии маг тоже не замечал, встречал на пороге, выслушивал, молча кивал головой и отравлял обратно вниз.

- Старшие очень хотели бы вашего присутствия на заседании, сегодня вечером - проговорила Айя, пройдя в комнату. - Какой ответ я получу, Мастер Азраэль?

- Я сам спущусь и дам им ответ, когда настанет назначенное время.

Он сделал еще несколько шагов назад, не отрывая взгляда от ее волос.

За дверью оказалась неожиданно просторная круглая комната, чьи стены были увешаны книжными полками. Книги, пергаменты, свитки в футлярах и без, свертки диковинной тонкой бумаги, пожелтевшие шёлковые полотнища, покрытые письменами, кварцевые пластины с начертанными тушью символами, даже глиняные таблицы и хрупкие деревянные дощечки с рунами: всему нашлось тут место. Посереди комнаты стоял массивный стол, увенчанный таким же богатством. Стульев не было: видимо, хозяин верхушки башни предпочитал проводить свои изыскания не за столом, а на нем, в непосредственном окружении предметов его изучения. В дальнем углу, под винтовой лестницей, уходившей еще выше, скромно занимал место закрытый алхимический кабинет. Рядом стояла приставная лестница: без нее до верхних полок было не дотянуться. И прямо напротив стола, у другой стены, располагалось большое, в человеческий рост, зеркало с двумя подсвечниками по сторонам.

Свет в комнату под крышей башни попадал через высокие узкие окна, закрытые витражами, и оттого, вместо привычного зеленого, принимал цвет всех оттенков радуги.

- Ведь это настоящий цвет твоих волос? - спросил маг, как Айя прошла внутрь комнаты. - Знаешь ли ты, отчего ты Пепельная?

Юная ведьма смутилась.

- Старшие говорят, это из-за того, что Огонь говорит со мной, Мастер Азраэль. А я с ним. Мне все говорят, что это, не очень хорошо и уродливо, - сказала девушка, поправив платок. - Поэтому я стараюсь скрывать свои волосы.

От обилия предметов у Айи закружилась голова. Никогда в жизни, она не видела столько книг сразу.

Здесь были книги, о которых она только слышала и не мечтала увидеть воочию, как например, трактат "О мнимости небесной тверди", написанный неким Келеном. Двадцать, кажется, лет непрерывных наблюдений за небом. Семьсот, кажется, страниц, пожелтевших от времени. До сих пор никто не написал ничего подобного! Ходили слухи, что он был чуть ли не еретиком, ставя под сомнение само существование Миротворца. И с вырванными ноздрями, с перебитыми коленями, он так и не отказался от своих слов.

Девушка поежилась.

- Вздор! - раздраженно возразил маг. - Кто сказал тебе о том? Знаешь ли ты свою родню, Пепельная? Были ли в твоем племени на тебя похожие?

Луч солнца, проникавший в комнату сквозь одно из двенадцати маленьких круглых окон почти под ее потолком, упал на неприметный до того отполированный черный камень в стене, и над их головами внезапно вспыхнула сложная фигура из лучей, отраженных от множества таких же скрытых зеркал.

- Приходи завтра, Пепельная, если захочешь спросить. Нет. Приходи в любое время, - предложил чернокожий маг с церийскими чертами. - Я буду ждать тебя.

Айя растерялась и, ничего не ответив, пулей вылетела из комнаты Мастера. Сердце бешено колотилось. Конечно, она не пришла. Ни завтра, ни послезавтра. Хотя у нее была масса вопросов.

И через несколько дней он нашел ее сам. Дождался у дверей в ее комнату.

- Один церийский теолог писал, что то, как мы, да и он сам, видим солнечный свет, суть не дар, не истинное зрение, а всего лишь дефект. Изъян. Близок Предел, и все мы ходим по краю его, - маг по памяти зачитал строку церковного канона, - но некоторые к нему стоят ближе прочих. И искажения мира Внешнего уже касаются и изменяют их. Ты видишь больше других, но твой глаз никогда не отличит желтых красок мира человеческого.

Он протянул к девушке и разжал собранную до того в кулак руку.

- Какая из них спелая, Пепельная?

На ладони мага лежали две ягоды. Одинаковые. Зеленые.

- Ты можешь угадать. Если ты проницательна, то присмотришься и найдешь, как отличить зрелый плод от незрелого. Но для тебя навсегда недоступен самый простой способ, понятный любому ребенку. Цвет.
Взамен твоему взору открыта граница, воздвигнутая, по вере церийцев, их безымянным покровителем. Ты видишь грань и немного за ней: как языки искажений проступают по эту сторону Предела и жадно, будто пламя, облизывают твердь и плоть мира человеческого. Забудь про огонь, Пепельная. Он безмолвен, и духам его не понять человеческую речь, но если ты станешь настойчиво и долго звать, однажды дозовешься того, кто рад будет ответить, приняв на себя чужую личину.

Он медленно опустил руку.

- Твой цвет волос же - лишь знак, отражение того, что ты подошла к Пределу еще на шаг ближе. Языки того пламени обнимают тебя со всех сторон, и навсегда тебя изменили и здесь, внеся в твой облик черты, каких не было у твоего отца и твоей матери, да и у прочих предков быть не могло.

Айя сложила ладошки и между ними затрепетал, разрастаясь, маленький огонек.

- У меня нет никого ближе, Мастер. Почему я должна отворачиваться от него? Почему я должна забывать про него, когда он всегда рядом со мной? Что я не знаю? Вы говорите про истину, Мастер, - Айя взглянула Азраэлю прямо в глаза, - но почему вы уверены в истинности и лживости? Что, если все это - лишь плод нашего воображения?

Он подставил руку под ее ладони и второй накрыл их сверху. Огонь прошел сквозь пальцы, не причинив магу ни малейшего вреда, и постепенно потух.

- Мы думаем, что это мы управляем магией, знаем этот мир, подчинили себе его духов. Но, порой оказывается, что все не так, и на самом деле магия управляет нами. Как поступаешь ты?

Он не отводил от нее взгляда.

- Не смотри на огонь, Пепельная. Смотри за него. Ищи силы, что управляют им, что позволили пламени возникнуть у тебя в руке. И их будет больше. Ученые люди народа кайров считают, что нет духов, кроме тех, что приходят во плоти, а все прочее можно представить последовательностью символов. Формулой, что опишет мировой порядок.

- Как поступаю я? Иногда я считаю сны просто снами, Мастер Азраэль - глаза Айи увлажнились. - Что вы хотите от меня, Мастер? Почему преследуете меня? Я всего лишь девушка, которая умеет играть с огоньком.

- Всего лишь, - он вздохнул. - Как твое имя, Пепельная?

- Айя. - ответила девушка. Ее голос дрожал от волнения.

- Айя, - повторил он. - Ты не пришла. Ты не захотела спрашивать? Побоялась или постеснялась?

Маг покатал пальцами две ягоды, одну зеленую и одну, наверно, желтую.

- Я не преследую тебя. Я обещал ответов. Но ты не вернулась за ними. И я сам нашел тебя, чтоб их дать.

Айя взяла руку Азраэля и произнесла:

- Я хочу понимать мир вокруг. Я вижу вокруг лицемерие, ложь или невежество. Никто не хочет задавать вопросов из-за страха или удовлетворенности. Удовлетворенности своим положением или сытостью. А я - хочу знать. Хочу знать, - помедлив, продолжила девушка, - кто создал наш мир? Кто создал души? Кто создал людей? Кто-то говорит, что звезды на небе, это души особо приближенных к Миротворцу. А я чувствую, что это не так. Я чувствую, что мы - часть чего то огромного и непостижимого. Но я уверена, что это можно понять и постичь. Вы говорили, есть люди, которые пытаются посчитать наш мир. Я думаю, что они не так уж и не правы. Ведь многое, очень и очень многое вокруг нас постигается математикой и наблюдениями. Есть масса закономерностей. И есть труды, я читала их. Но почему то некоторые из них под запретом. Или считаются чушью. Хочу знать, почему я такая, чем я выделяюсь из множества подобных. Я хочу знать, почему меня это интересует, а других - нет.

- Я , я ... - Айя осеклась, - когда я спросила о том Мастера Алану, он отлучил меня на месяц от библиотеки, запретив задавать такие вопросы под страхом изгнания из Гильдии. Все это время я думаю, он не знает или не хочет знать? А вы, Мастер, знаете ответы?

Он еще раз вздохнул и ответил девушке с невеселой улыбкой.

- Я не знаю ответов, Айя. Я пытаюсь найти их. Знаешь ли ты языки, Пепельная, и какие? Способна ли ты к ним? У кого ты на обучении в Гильдии?

- Я изучаю решианское наречие, Мастер. Владею им довольно свободно. Сейчас я уже прошла обучение, и мной никто не занимается. Я планировала покинуть Гильдию через две-три полных луны. В общем-то, - Айя замялась - мне больше нечего здесь делать.

- Через два - три месяца. И что ты делаешь до тех пор?

Помедлив, он решил не выспрашивать.

- Здесь наверху тоже есть библиотека. Ты была там несколько дней назад.

- Привычки сложно ломать. - Айя первый раз за все время улыбнулась. - Гильдия стала мне домом, воспитала меня. Именно из-за библиотеки я здесь и задержалась. Мне интересен Хаос и труды по нему. К сожалению, что-то, по-настоящему интересное, мне еще найти не удавалось.

Маг легко похлопал ее по плечу.

- Не могу обещать, Пепельная, что найдешь. Но тебя ждут интересные поиски. Маги твоего таланта слишком склонны уповать лишь на собственные силы там, где от других требуется большое знание и подготовка. Будет печально, если и ты поддашься этому искушению.

@темы: ролевое, Цвет Солнца